Непоколебимая стойкость

«Длинными морозными ночами ноют старые раны, чередой приходят воспоминания. До сих пор помнится одна из самых тяжелых годин для Родины – зима 1941-42 годов.  Особенно тяжелой она была для ленинградцев.

В ту памятную зиму мы видели Ленинград в дыму пожарищ. Слышали гул самолетов и вой тяжелых снарядов, летящих над нами на город. В декабре 1941 года – самом тяжелом для ленинградцев, когда паек хлеба был 125 граммов, а морозы стояли лютые, мне по пути с «дороги жизни» на Невский пятачок довелось побывать в городе.

В октябре 41-го года мне было присвоено звание лейтенанта. Дивизия стояла на Невском плацдарме. Оттуда командировали на Ладогу. Мне выпала честь быть первым начальником колонны от 168-й стрелковой дивизии, которая прошла по «Дороге жизни». Помню, провожая колонну, полковник сказал: «Я не уйду, пока вас буду видеть».

До Кобоны по неокрепшему, дышащему льду шли больше суток. Одеты были в шинели, а ногах сапоги, в подошву которых вбили гвоздочки, чтобы не скользить на отполированном свирепым ветром льду. Я дошел каким-то чудом, ступни ног разодрал в кровавое месиво. Неподалеку от Стрельны, огибая полынью, пришлось подойти к самому берегу, занятому немцами. Повезло – не обнаружили нас. Два раза нырял в трещины. Бойцы отдали свое обмундирование, кто что мог.

В Кобоне дал людям два часа отдохнуть и повел в обратный путь сто пятьдесят пароконных подвод с хлебом. 46157 килограммов муки принял на том берегу и сдал в Ленинград. Помню эти цифры всю жизнь.

Никогда не забудется непроглядная ночь. Громады домов время от времени озаряются вспышками от разрывов бомб и снарядов. В их свете видны редкие, медленно бредущие пешеходы.

В течение всей блокады бои не прекращались ни днем, ни ночью. Постоянно где-то что-то взрывалось, ухало, гудело, трещало и горело. Лилась кровь, гибли люди. Фашисты методически разрушали город, уничтожали его жителей.

Голод, этот верный союзник гитлеровцев, постоянно давал знать о себе. Физически мы слабели. Потому и оружие, и снаряжение становились все тяжелее и тяжелее. И все же в минуты горестных раздумий о судьбах Ленинграда и страны, мы были твердо уверены в нашей победе. И эта вера придавала нам силы.

В морозном январе 1943 года после тщательной подготовки войсками Ленинградского и Волховского фронтов во взаимодействии с Балтийским флотом под командованием маршалов К. Б. Ворошилова и Г. К. Жукова в период с 12 по 18 января в районе г. Шлиссельбурга блокада была прорвана. То была большая победа. Через образовавшийся коридор проложили железную дорогу, по которой войска и город получили необходимую помощь. Они начали готовиться к окончательному разгрому немцев под Ленинградом, который был завершен 27 января 1944 года.

Стойкость защитников города Ленина удивила весь мир. Блокада показала величие духа советских людей, их преданность Родине, готовность отдать за нее жизнь. Муки, пережитые Ленинградом, неимоверны, подвиг его бессмертен, он не померкнет в веках.

Что касается меня лично, то на склоне своих лет я считаю себя счастливым человеком. Счастье свое вижу в том, что в лихую годину для Родины оказался в рядах активных защитников колыбели Октябрьской революции.

В канун праздника я получил приглашение из Ленинграда от фронтовиков. Очень приятно, что они помнят меня. Писали, что первый тост они поднимали за первопроходцев «Дороги жизни». Горжусь, что был одним из них»

Награжден Иванов Георгий Павлович орденом Красного Знамени, юбилейными медалями, почетным знаком «Участник дороги жизни».

Материал собрала научный сотрудник музея Синицкая Н.Н.
по материал публикаций Г.П. Иванова на страницах районной газеты «Рассвет»