Великие имена России. Алексей Ильич Чириков.

Восемнадцать лет, почти половину своей жизни, посвятил он изучению Сибири и Дальнего Востока. Значительные события в его жизни связаны с Камчаткой.

Алексей Ильич Чириков (1703-1748), российский мореплаватель, капитан-командор. В 1725 – 1730 и 1733-1741 помощник В. Беринга в 1-й и 2-й Камчатских экспедициях.

Алексей Ильич родился в 1703 году в небогатой дворянской семье. В 12 лет его определили в Математико-навигационную школу, а через год –  Чирикова в числе двадцати лучших учеников переводят в Петербург в Морскую академию, основанную Петром I. Алексей Ильич прилежно изучал математику, навигацию, ведение шканечных (судовых) и навигационных журналов. Выпущенный из Морской академии в 1721г. он, минуя чин мичмана, за отличие был произведен в унтер-лейтенанты и определен на корабль Балтийского флота «Петр». Приказом Адмиралтейств – коллегии 11 сентября 1722 г. был назначен преподавателем навигации в Морской академии.

В декабре 1724 года Петр I подписал указ об образовании морской экспедиции на Камчатку. Начальником экспедиции был назначен капитан флота В. Беринг, а его помощником утвердили молодого Чирикова, который в связи с этим был произведен в лейтенанты.

24 января 1725 года участники экспедиции выехали из Петербурга. На лошадях везли оборудование и провиант. Около двух лет добирались до Охотска. Шли пешком, на лошадях, собачьих упряжках, сплавлялись на лодках и дощаниках по сибирским рекам, голодали, мерзли, умирали. В сложном положении оказались отряды М. Шпанберга, П. Чаплина, И Аланкина. «Более успешно действовал отряд лейтенанта Чирикова, которому Первая Камчатская экспедиция обязана своими успехами в той же степени, что и В. Берингу», – писал историк Б. Пасецкий. Талантливый, решительный, обладающий большим кругозором и даром ладить с людьми, Чириков уверенно и отлично выполнял все поручения Беринга. Он доставил в Охотск без задержки и потерь фураж, несколько тысяч пудов муки и различного провианта.

По всему пути следования Чириков вел подробный дневник, определял координаты городов, сел и наносил их на карту: определил 28 астрономических пунктов, что позволило впервые выявить истинную широтную протяженность Сибири, а, следовательно, и северной части Евразии.

В сентябре 1727 г., на построенном в Охотске судне «Фортуна», экспедиция переправилась в Большерецк, а затем на собачьих упряжках до Нижнекамчатска. Здесь построили судно «Св. Гавриил», и 14 июля 1728 году экспедиция  в составе 44 человек вышла в море, взяв курс на север. Через месяц уже находились в проливе, который сейчас носит имя В. Беринга. Мнения руководителей экспедиции разошлись. Чириков предложил идти дальше до устья Колымы, но Беринг, посчитав, что основная задача Петра I выполнена, повернул обратно, и уже 2 сентября «Св. Гавриил» был в устье Камчатки.

На судне «Св. Гавриил» вместе с мичманом Петром Чаплиным, Чириков вел судовой журнал, представляющий собой ценный документ по истории первой в России морской научной экспедиции.

Перезимовав на Камчатке, в конце июля 1729 года экспедиция вернулась в Охотск. Научный результат экспедиции был велик: собран богатый этнографический материал, совершено 154 территориальных и 18 океанографических открытий. Совместно с Берингом и Чаплиным, Чириков составил итоговую карту плавания, значительно превосходящую все существующие до сих пор карты по точности и достоверности изображения тихоокеанского побережья Северо-Восточной Азии.

По возвращении в Петербург Чирикова Алексея Ильича за службу в Камчатской экспедиции в 1730 году произвели в капитан-лейтенанты. В 1732 году он был произведен в чин капитана третьего ранга и назначен помощником Беринга во Вторую Камчатскую экспедицию.

Участники экспедиции, испытав все тяготы нового перехода прибыли в Охотск осенью 1737 года. Через три года на пакетботах  «Св. апостол Павел» и «Св. апостол Петр», построенных в Охотске, экспедиция отправилась на Камчатку. Перезимовав в гавани, названной по имени кораблей Петропавловской, участники экспедиции 4 июня 1741  года вышли в море для отыскания берегов Америки. Сначала Беринг следовал впереди, но через двое суток, признав преимущество Чирикова А. И. в искусстве кораблевождения, командир приказал «Св. апостолу Павлу» идти первым. Во время тумана корабли разлучились, и, Чириков, поискав еще какое-то время «Св. апостол Петра», уверенно пошел к берегам Северной Америки. 15 июля 1741 года моряки увидели «землю, в которой они признали подлинную Америку». Великое географическое открытие было совершенно. За время плавания у Американского материка было осмотрено около 400 верст побережья, произведена опись, сделаны важные  гидрометеорологические наблюдения, проведен ряд измерений глубин океана. Русский историограф А. П. Соколов пишет: «Итак, открыв Американский берег полуторами сутками ранее Беринга, в долготе 11 градусов далее, осмотрев его на протяжении трех градусов к северу и оставя пятью днями позже, Чириков возвратился на Камчатку». Итоги этой экспедиции дали основание М. В. Ломоносову заявить, что А. И. Чириков в открытии «Русской Америки» «был главным».

На обратном пути были открыты и нанесены на карту острова Адах, Агатту и Атту Алеутской гряды. Во время стоянки на якоре у о. Адах познакомился с алеутами, которых позднее Чириков А. И. описал в своих отчетах.

Тяжелейшие испытания выпали Чирикову и его спутникам на обратном пути, однако глубокие навигационные познания и уверенность в правильности курса позволили морякам «Св. апостола Павла» успешно завершить свое историческое плавание.

По возвращению из плавания, в связи с отсутствием пакетбота «Св. апостол Петр», капитан Чириков вступил в исполнение обязанностей начальника Второй Камчатской экспедиции и послал в Петербург рапорт, датируемый 7 декабря 1741 г., вахтенный журнал и карты с маршрутами плавания корабля. Этот рапорт стал первым официальным сообщением об открытии американских берегов и первым описанием алеутов.

16 августа 1742 г. Чириков А. И. вернулся в Охотск. В эту пору он завершил составление карты восточного побережья Камчатки, составил карту плавания пакетбота «Св. апостол Павел».

Большое значение имела «Карта Генеральная Российской империи, северных и восточных берегов, прилежащих к Северному Ледовитому и Восточному океанов, с частью вновь найденных через морское плавание западных американских берегов и острова «Япона», отражающая открытия, сделанные русскими мореплавателями в 1725-1742гг.

Приняв после смерти Беринга руководство Второй Камчатской экспедицией, Чириков довел до конца ее работы и опубликовал результаты научных исследований. В 1746 г. он составил итоговую карту, которая стала ценным вкладом в русскую картография, занявшую к этому времени ведущее место в мировой картографической науке.

За время, прожитое на Камчатке, А. И. Чириков провел географическое определение координат Авачинской бухты, которая по словам, была «наилучшая и способнющая ко хранению морских судов».

А. И. Чирикова волновали вопросы экономического и культурного освоения Дальнего Востока. Обращаясь в 1746 году в Адмиралтейство, он советовал развивать на Камчатке оленеводство и хлебопашество. Указывал на необходимость отыскать удобную гавань в Пенжинском заливе и иметь два судна для перевозки провианта на Камчатку.

Здоровье Алексея Ильича Чирикова за время службы было сильно подорвано. Он неоднократно обращался в Адмиралтейств-коллегию с просьбой о переводе его в Санкт-Петербург. Произведенный в капитан-командоры, А. И. Чириков, однако, недолго пробыл в Петербурге. Здоровье мореплавателя продолжало ухудшаться. Перемена климата уже не могла помочь иному, и он в 1748 скончался «по крайней слабости здоровья своего, расстроенного чахоткой и цинготною болезнью».

Имя Чирикова увековечено на морских картах. Именем Чирикова назван ряд мест в северной части Тихого океана – мыс Чирикова у входа в Тауйскую губу на Охотском море, остров Чирикова в заливе Аляска, мысы на островах Атту, Баранова и в Анадырском заливе, подводная гора в Тихом океане. Именем Алексея Ильича названы океанографическое судно и судно снабжения в Арктике и Антарктиде.

В Петропавловске-Камчатском ему установлен памятник, и одна из улиц называется улицей Чирикова.

Эти названия, сохранившиеся до наших дней, подтверждают сказанное об Алексее Ильиче Чирикове участником экспедиции историографом Миллером: «Память его у всех… в забвение не придет».

                                                            Материал собрала научный сотрудник музея Синицкая Н.