logo
Соболевский районный историко-
краеведческий музей
Режим работы учреждения:
Пн-чт.: с 09:00 до 18:00
Птн.: с 09:00 до 16:00
Сб.,Вс.: выходной
Перерыв на обед: с 13:00 до 14:00

Герой войны. Один из миллионов. Сметанин Борис Амвросьевич

Сметанин Борис Амвросьевич родился 2 июля 1919 года в п. Крутогоровский Соболевского района. Участник боевых действий 22-танковой моторизированной дивизии с 22 июня 1941 года на реке Буг недалеко от Брестской крепости. Участник боев под Рудней.

В августе 1941 года был контужен и тяжело ранен. После длительного лечения комиссован по ранению.

После войны более 30 лет проработал председателем Соболевского сельского Совета, затем заведующим райгосархивом, в аэропорту.

Награжден медалями «За отвагу», «За победу над Германией», юбилейными медалями.

В 1970 году Борис Амвросьевич написал воспоминания о первых днях Великой Отечественной войны. «В РККА мы были призваны из села Соболево в октябре 1940 г.  Со мной были призваны мое сверстники Пермяков Михаил и Скалин Иван, из села Русь Агапов Иван, Глызин Александр, Климовский Анатолий. Службу мы проходили на Дальнем Востоке в Амурской области станция Шимановская в70-м стрелковом полку до 24 апреля 1941 года. 24 апреля 1941 года по боевой тревоге нас выборочно с полка собрали в один батальон и доставили на ж. д. станцию откуда мы 26 апреля погрузились в вагоны и повезли нас на Запад, разумеется никто из нас не знал куда нас везут. Везли нас долго. Наконец 14 мая 1941 года мы прибыли в Брест-Литовск это была наша конечная остановка. С вокзала мы погрузились в машины и нас привезли через Муховец (река) на территорию Южного городка где в то время находилась ЛТБ-29 (легкотанковая бригада).

Я вместе с Пермяковым Михаилом попал в один стрелковый батальон, только в разные роты и в одну казарму или так называли не казарма, а корпус я на нижнем этаже он на втором этаже. Агапов, Глызин и Климовский попали в другой батальон и находились в другом корпусе метров за 400 от нас.

Вечером 21/VI я со своим земляком Пермяковым Михаилом Ивановичем сходил в кино, возвратясь с кино долго стояли в коридоре нашей казармы вспоминали нашу Камчатку, родное село, своих родных, почему-то не хотелось расходиться. Это была наша последняя мирная ночь. Я почему-то долго не мог уснуть, лег у окна что выходило в сторону крепости, к Бугу. Ночь была темная, окно было растворено и я все же заснул.

И вот в 4 ч. утра я вдруг со сна услышал сильный взрыв, вскочил и увидел как еще падала поднятая земля и сразу же два взрыва на втором этаже. Я схватил брюки, успел еще надеть на себя, на ходу обувал сапоги, гимнастерку одевал на ходу, я понял, что началось самое страшное -война. Казарма ходила ходуном, когда я как и все уцелевшие выбежал на улицу то увидел что немцы бьют по всему городку, все казармы горят, сверху еще прыгали уцелевшие красноармейцы с окна. Я тогда побежал вдоль второй соседней казармы, разорвался снаряд, меня отбросило волной в сторону, когда я поднялся почувствовал что невредим, побежал дальше к складу, добежал до следующей на моем пути казармы здесь опять взрыв на верхнем этаже, здесь меня тряхнуло сильно отбросило, я полетел как будто куда то в пропасть и когда очнулся то увидел взрывы в воздухе, немцы начали бить осколочными снарядами. Все казармы горели. Нам пришлось ползти за дорогу, там был старый карьер заросший травой, когда мы подползли к дороге, то вдоль дороги уже строчили пулеметы трассирующими пулями куда-то от западных ворот. Когда добрались до карьера, там уже было много красноармейцев, я стал искать своих ребят, никого не нашел. Стали обсуждать, что предпринять, все грело в том числе и штаб. Немцы видимо уже засекли нас в карьере, так как разорвалось сразу несколько снарядов и появившийся откуда то два лейтенанта приказали отходить в сторону столовой и выходить из зоны огня за пределы городка, так как пришлось тащить раненых. Было уже совсем светло когда нам пришлось оставить городок. Не успели выйти к лесочку как на нас обрушились немецкие самолеты, летевшие уже с Востока, начали расстреливать из пулеметов как раз на нашем плаце на открытом месте, здесь уже появились офицеры, всем приказали отходить в лес и там группироваться.   До полудня собирали и уносили в лес раненых, отправляли на чем могли в тыл, всех здоровых не раненых приказано было отводить в сторону Кобрина на формирование, но когда достигли этого места там шла бомбежка, обстрел с самолетов и мы формировались где то в лесу. Невдалеке от большака. Трое суток где то возле Картуз-Березы находились в лесу, а там уже в виде потерь снова формирование.

Отступали, вместо наступления. Мне пришлось отступать к Минску, оттуда к Бортову, там нас встретил выброшенный немецкий десант, попадаем в западню, большой бой, приказано отходить обратно в Червень, здесь попадаем в окружение всем мотострелковым полком, с боями на третьи сутки прорываемся, у нас много раненых, хорошо задержали две машины какой-то воинской части, на них отправляем раненых в Могилев. После возвращаемся обратно в сторону Осиповичи там обратно попадаем в ловушку и четверо суток пробиваемся с боями на Восток, выходим к Бобруйску. Было много убитых, пришлось выносить много раненых. В Бобруйске снова формирование. Немцы были на подступах к Бобруйску, нас на вторые сутки выводят из города через Березину, занимаем оборону вдоль дороги на Рогачев, где продержались всего трое суток, немцы прорвались на танках, наши ставили Бобруйск, с боями отступаем в сторону Рогачева, немцы прорвались вперед на танках, наступающие их части жмут нас уже между шоссейными дорог клином к реке Сож, и вот в третий раз попадаем в замкнутое кольцо немцев, отходим с боями и только на восьмые сутки также расчленено выходим с боями из окружения, уничтожив 4 танка патрулирующие дорогу. Один танк пал на мою долю, взорвал с одним мл. лейтенантом связками гранат и подожгли бутылкой с горючей жидкостью, которой запаслись еще в Бобруйске. Остальные три танка подорвали наши ребята. Вышли из окружения к местечку Рудня, здесь надолго заняли оборону рядом с каким-то полком. Дважды занимали этот город с боями и дважды его оставляли. В этом районе я лично уничтожил немецкого снайпера за которого поплатился. 11 августа 1941 года был ранен в левое плечо и попал в госпиталь и только 4-го ноября 1941 года был комиссован из Железноводска как непригодный к несению воинской службы».

 

Примечание: эти воспоминания напечатала, сохранив стилистику, и передала в Соболевский историко-краеведческий музей,  Людмила Борисовна Иванова (дочь Сметанина Бориса Амвросьевича).  Перед отъездом с Камчатки Людмила Борисовна подарила музею уникальные документы, принадлежащие ее родителям: Борису Амвросьевичуи Татьяне Ивановне Сметаниным.

Материал взят из книги Ореховой Н. Н. «Помним! Чтим! Соболевчане во Второй мировой войне – Владивосток: ЛИТ, 2020. – с.39-44